English     
Международное философско-космологическое общество Литература
Купить книги
Научная библиотека
Художественная библиотека
Издания МФКО
МФКО
О проекте
Фотоотчеты
Рассылка
Обратная связь

 

Конференции

Философия образования
Программа / Cтатьи

Творчество о космосе
Программа / Cтатьи

Эволюция Мира
Программа / Cтатьи

Космические путешествия
Программа / Cтатьи


Вход для пользователей:

E-mail

Пароль


Регистрация
Забыли пароль?

Есть ли жизнь на Земле?

Алексей Кацай


Алексей Кацай Есть ли жизнь на Земле? Эссе

Не знаю, будут ли «на Марсе яблони цвести», как пелось в одной доброй старой песне, но мне кажется, что в наше время жизнь на Марсе жизненно необходима для жизни на Земле. Если, конечно, иметь в виду разумную жизнь.

Разумной жизни противопоказано одиночество. По той простой причине, что оно способствует резкому сокращению основной пищи разума – информационных потоков.

По-брэдберивски печальное превращение полноводных рек информации в высохшие марсианские русла саморефлексий заставляют извилины мозга покрываться недослышанности. Недодуманности.

Философия одиночества становится одиночеством философии. Разум засыпает.

А сон разума, как известно, порождает чудовищ. Которые подозрительно похожи на легионы ужасающих инопланетян, наводняющие страницы и экраны масс-культовых творений. Сон одинокого разума настырно зазывает нас в сновидения этих чрезвычайно общительных монстров, но мы всеми силами былого недосыпа сопротивляемся этому зову. Однако сил становится все меньше и меньше.

Да тут еще и сообщения, заполонившие недавно, информационное пространство. Казалось бы, простая констатация сухого научного факта: исследования опровергли существование жизни на Марсе. Предварительные, мол, результаты свидетельствуют, присутствовать рыжей пылью недосказанности, недовиданности, анализов, что в лишь в проведенных атмосфере исчезающее Красной малых марсоходом планеты количествах. "Curiosity", метан А может только нахождение этого газа могло бы подтвердить, что на Марсе некогда существовала жизнь.

Казалось бы, вот и слава богу! Вот и ладненько. Нет жизни – нет и монстров. Нет монстров – разум не спит, значит. Работает, значит, разум мозгами своими во все свои, отдельно взятые, сто миллиардов нейронов. И в семь миллиардов отдельно взятых единиц земного человечества.

Но почему же тогда поднывает бермудский треугольник грудной клетки? Почему цепенеют, вздрогнувшие было, архипелаги нейронов? Почему потухшие глазные яблоки не поднимаются к небу, а уныло цепляются взглядами за пыльные мониторы? Этот феномен требует своего осмысления.

Вообще требует осмысления безбоязненный интерес человечества к возможности жизни именно на Красной Планете. «Аэлита» Алексея Толстого, «Марсианские хроники» Рея Брэдбери, лекции советских времен на тему «Есть ли жизнь на Марсе?» - самые яркие примеры наличия этого интереса. А если вспомнить еще о Скиапарелли и Фламарионне? Про астрологов, уфологов и просто фантазеров всех стран и народов я уже и не говорю.

Был ещё, конечно, Герберт Уэллс, Великий и Печальный. Но он настолько обогнал своё время, что его воинственные грёзы уже напоминали первую стадию упомянутого сна разума, заключенного в треножники инопланетных боевых аппаратов из эпохальной «Войны миров». Закончившейся почти через столетие «Звёздными войнами».

Однако в любом случае нужно сказать прямо: еще совсем недавно большинство людей было уверено, что если не высокоразвитые марсиане, то марсианская флора и фауна обязательно существуют. Это был такой милый марс-культ, увлекающий дерзких мальчишек и заставляющий ахать их впечатлительных подруг. Даже новейшие исследования оставляли слабую надежду на лучшее: а как же марсианский сфинкс? а пирамиды? а вдруг за этими холмами? а, может, в этих пещерах? ну, хотя бы бактерии!!!..

И вдруг: «предварительные результаты анализов свидетельствуют». Есть от чего приуныть представителям марс-культа старшего поколения. А для младшего, вскормленного на «Сникерсе», это уже давно не тот «Марс». И уж совсем не культ.

А тот Марс, вот он – рядом. Не на пределе распространения пустых мечтаний, а в конкретных границах достижения современной техники. И, наверное, именно этот фактор достижимости лег в основу обостренного чувства надежды на близость инопланетной жизни.

Ведь уже отмечалось, что как отдельный средний человек плохо переносит одиночество, так и усредненное человечество страдает от него. И это второй фактор, способствующий определенному унынию былых, но очень широких марс-культурных масс. Помните, в той же «Аэлите»: «Не смерть страшна, но одиночество, безнадежное одиночество в вечной тьме — это действительно страшно»?

Вот так. Лучше уж плохо общаться с монстрами, чем хорошо молчать с феями. Не обращая внимания на то, что это молчание, эта Великая Немота, может привести к неизбежному возникновению ряда других проблем. Например, к планетарной ксенофобии, первые признаки которой уже имеют место быть. Множество экспертов, аналитиков, нормальных и паранормальных ученых, просто активных интернет-граждан, настойчиво предлагают человечеству заняться собственными сиюминутными делами. Если, мол, за пределами земной атмосферы жизни нет, то необходимо сосредоточиться на ее земном обустройстве.

Мысль приятная во всех отношениях для самых широких слоев семимиллиардного населения планеты Земля. «Зачем нам космос?» - спрашивают широкие слои, позевывая спросонок. «Зачем нам ракеты и марсоходы, стоимостью в неподъемное количество условных и не условных денежных единиц? Зачем нам риск аварий и загубленные человеческие жизни? Тем более, что и жизни-то вон даже на Марсе нету. Зачем же тогда нам, ребята, Великая Пустота?»

Великой Пустоте, как и Великой Немоте, противостоит Великое Наполнение. Наполнение-заполнение душного пространства, ограниченного низкой облачностью будней. Наполнение-заполнение товарами, долларами, пьянящим комфортом, бездумными наслаждениями и безболезненной, инфузорной беззаботностью амебы в насыщенном питательном растворе.

Энергия?.. Физики все равно найдут новые источники. Ресурсы?.. Химики обязательно предложат синтезированную замену. Демография?.. Медики уже разработали эффективные способы контрацепции. И так далее. Главное не думать об абсолютно никому ненужной Великой Пустоте. И молчать в тряпочку. Ведь тут, на Земле, на каждый односложный вопрос всегда найдется не менее равносложный ответ. Причем ответ, находящийся в границах земной тропосферы. Незаметно переходящую в тропопаузу. Потому что новые, высокие и опасные тропы широкими слоями не приветствуются.

Широкие слои тихо и уютно обволакивают собой планету, замыкаясь в сферу, которая постепенно начинает сладко посапывать во все свои четырнадцать терпит уюта. Как заметил Джон де Ченси в трилогии «Космострада», «то, что не содержит в себе никакого напряжения, загнивает от статичности и пассивности. Если это так, то разве может любая попытка достичь совершенства, быть свободной от конфликта?»

Не может. Обратная сторона уютности совершенного быта – ярость свершающегося бытия. Причем тем более яростного, чем ограниченнее пространство, на котором оно свершается. Самые жестокие волны – в небольших замкнутых водоемах.

А конфликты вокруг явно ужесточаются. Технические катастрофы и терроризм, религиозная и национальная нетерпимость, социальные катаклизмы… Что еще должно возникнуть в броуновском движении земной тесноты, чтобы оно, наконец, поняло насущную необходимость реакцией на все внешние раздражители. Такой себе миллиардов ноздрей. Однако природа, почему-то, не выплескивания в Великую Пустоту? Абсолютная бесконечность которой с нетерпением ждет своего абсолютного наполнения чувствами и мыслями, словами и возгласами, горькими поражениями и радостными победами. Наполнения жизнью. Где земная жизнь – всего лишь, может быть, одна из миллиардов составляющих, уже существующей, Великой Полноты. Которую большинство землян пока не могут себе представить примерно так же, как и таинственную темную материю, воспринимая ее просто одной из форм пустоты пустот.

Обидно будет, если эту Великую Полноту осознают только небольшие группки людей, не сложивших руки – или крылья? – от того, что на Марсе не обнаружено метана. Да что такое метан, в конце концов? Бесцветный газ, вещество, не имеющий вкуса и запаха в нормальных условиях этого мира. Однако, как заметил тот же А.Толстой, «истинный мир — невидим, неосязаем, неслышим, не имеет вкуса и запаха. Истинный мир есть движение разума».

Но вряд ли получится двигать разум небольшими, пусть даже чрезвычайно активными, группками. Ведь движение молекулярной малости остаётся беспорядочно-броуновским. Ведь небольшие группки не могут преобразовать количество в качество. Ведь небольшие группки братьев по разуму, как показывает история, неизбежно становятся очень разумными, но и очень недоброжелательными кровниками. Таким себе удушающим метаном бессмысленности в разнопланетных атмосферах разнообразнейших смыслов.

Недаром сон земного разума вновь и вновь рисует сюрреалистические анимации будущих Звездных Империй вместо монументальных полотен Свободных Галактических Республик. Впрочем, надежда на пробуждение остаётся. Ведь по утверждению Ирвина Ялома, «именно встреча с одиночеством, в конечном счете, делает возможной для человека глубокую и осмысленную включенность в другого».

Попробуем осмыслить? На Марсе метана нет. И, слава богу! А на Земле?

2012, ноябрь


     Скачать

     Комментариев 0  |  Добавить комментарий


Комментарии


 


Конференции

    Магазин

    МФКО

    Информация

Философия образования

Космические путешествия

Эволюция Мира

Творчество о космосе
    Купить книги

Авторам

Оплата и доставка
    О проекте

Издания МФКО

Фотоотчеты

Рассылка

Обратная связь
    Новости

Научная библиотека

Художественная библиотека


Copyright © 2003-2017 Международное философско-космологическое общество